Игорь Шалковский: «По количеству спасённых мы в лидерах»

Игорь Николаевич Шалковский

В будущем году Поисково-спасательной службе Челябинской области исполнится двадцать лет. К этой дате спасатели подходят с серьёзными успехами. В марте этого года прошла очередная аттестация, в итоге аттестованы на проведение 24 видов аварийно-спасательных работ. Это значит, что спасатели готовы нас спасать в самых разных условиях. Сегодня у нас в гостях – Игорь Николаевич Шалковский, начальник Поисково-спасательной службы Челябинской области.

- Игорь Николаевич, вы работаете в службе с самого начала. Чем сегодняшняя служба отличается от вчерашней?

- За двадцать лет мы выросли очень серьёзно. Достаточно сказать, что служба начиналась с 20 человек, а сегодня их 152, из них 139 – аттестованные спасатели, 36 – спасатели 1-го класса, 12 человек награждены государственными наградами за мужество и профессионализм, проявленные при спасении людей в различных чрезвычайных ситуациях.

Количество работ возросло с девяти за год до 2300, количество спасённых – с четырёх до 800 человек, по итогам 2011 года. Мы серьёзно продвинулись по уровню работ, которые можем выполнять. Начинали с четырёх, а сегодня аттестованы на 24 вида аварийно-спасательных работ: водолазные, поиск в горно-таёжной местности, работы с отравляющими веществами, работы на вертолётной подвеске (для заброски спасателей в труднодоступные районы), дорожно-транспортные происшествия, происшествия на воздушном, водном и железнодорожном транспорте и т.д. В марте прошли шестую за нашу историю переаттестацию.

К настоящему времени мы достаточно серьёзно оснащены. Областная целевая программа закончилась в 2009 году, и на тот момент мы были единственными в Уральском регионе, кто обладал современным мощным водолазным комплексом. Этот комплекс может работать в любой точке в автономном режиме, он позволяет выполнять водолазные погружения до 60 метров, имеет барокамеру, вентилируемое оборудование, водолазное оборудование с открытой схемой дыхания. Сейчас у нас 57 аттестованных водолазов, 9 водолазных станций. Для области это очень актуально: у нас более 3 тысяч озёр, куда приезжают и жители близлежащих регионов, происшествий бывает достаточно. В прошлом году на водной акватории проведено 129 работ – и водолазных, и спасательных, и поисковых.

- То есть, ваши водолазы без дела не сидят?

- Хочу подчеркнуть, что обычных водолазов у нас нет. Профессия «Спасатель» подразумевает наличие нескольких специальностей. Например, спасатель третьего класса должен иметь, как минимум, три специальности, спасатель второго класса – как минимум, пять специальностей, а спасатель 1 класса должен иметь не менее семи специальностей. Есть перечень профессий, необходимых при выполнении спасательных работ.

- Вернёмся к вопросу о технической оснащённости: в чём ещё продвинулись?

- Прогресс есть по многим направлениям. У нас появилось совершенно другое оборудование и снаряжение для работы с отравляющим веществами. Если начинали с общеармейских защитных костюмов с непонятными противогазами, то сейчас в нашем распоряжении спасательные газодымозащитные станции с соответствующим оборудованием и снаряжением, позволяющим работать в автономном режиме. Спасатель одевается, как космонавт, в специальный костюм и полностью изолирован от отравляющей среды. Есть средства защиты дыхания, человек дышит из аппарата, есть средства защиты кожи.

Намного улучшилась ситуация с альпинистским снаряжением, улучшилась форма одежды, она стала красивой и удобной. Словом, движение в лучшую сторону есть. Конечно, это не верх совершенства. Промышленное производство растёт и развивается, давая, кстати, немалую долю различных чрезвычайных ситуаций, развивается и спасательное оборудование, приходится менять что-то старое и изношенное на более новое и современное. Правительство области и наше Министерство радиационной и экологической безопасности понимают значимость нашей работы и поддерживают нашу службу, несмотря на трудности, которые есть в бюджете. Даже в это трудное время мы на месте не стоим, хотя, конечно, всегда хочется развиваться быстрей.

- У вас есть всё необходимое для работы или чего-то не хватает?

- Для выполнения работ, на которые мы аттестованы, у нас есть всё необходимое. Но нельзя сказать, что нам больше ничего не надо, на сто процентов мы не укомплектованы. Конечно, время от времени что-то приобретается. В прошлом году, например, поменяли автотранспорт для спасателей, приобрели три машины и новую большую зимнюю палатку. Это незаменимая вещь, когда совершаются выходы в горно-таёжную зону.

- Что вы считаете главным достижением?

- Главное достижение любой спасательной службы – это количество спасённых людей. Для этого мы предназначены и эту задачу, прежде всего, мы выполняем. 800 человек в год – это хороший показатель, мы неплохо выглядим на уровне братских служб из соседних субъектов и в целом по России.

- А как мы выглядим на фоне России по оснащённости и уровню подготовки спасателей?

- По количеству спасённых мы в лидерах, а сравнивать по другим показателям не совсем правильно. У нас совершенно разный уровень развития служб, у всех разные задачи, разное оснащение, разные районы ответственности. Когда мы были в системе МЧС, была единая штатная структура, единое финансирование. А с 2000 года, когда мы перешли на финансирование субъектов, ситуация резко поменялась. В Курганской службе, например, 38 человек, это служба-отряд. А у нас 152 человека и семь отрядов. Тюмень, Свердловская область, Ямал, Ханты-Мансийский автономный округ – критерии везде разные, сложно сравнивать.

Но по уровню подготовки спасателей мы среди лучших, это показывают соревнования регионального уровня. Три года подряд мы занимаем призовые места на водно-спасательных соревнованиях Уральского федерального округа.

- 152 человека – кажется, маловато. А если что-то кое-где у нас порой, хватит ли людей?

- Нельзя забывать, что мы не одни в области и в России. На территории области имеются пожарно-спасательные формирования, в которых более 3000 человек. Конечно, они не могут выполнять весь перечень спасательных работ, у них основная задача – тушение пожаров. Но у нас ещё не было ситуаций, когда спасателей не хватало. Если какая-то чрезвычайная ситуации, всегда на помощь прибывают пожарные. К сожалению, нет методики расчёта, сколько спасателей должно быть в области или городе. По пожарным есть закон и технический регламент, а по спасателям – нет. Сложно сказать, много их или мало.

- У вас жёсткие критерии при подборе кадров?

- Обязательно. Во-первых, учитывается состояние здоровья: по всем медицинским показателям человек должен быть годен для работы спасателем. Во-вторых, смотрим уровень физподготовки, ежемесячно спасатели сдают определённые нормативы. В-третьих, приоритеты отдаются тому, кто имеет высшее образование и рабочие специальности. Само собой разумеется, за плечами должна быть служба в армии, и обязательно учитывается результат психологического обследования: люди должны быть психически устойчивыми, уравновешенными.

- Какие ситуации, требующие вашего вмешательства, случаются чаще всего?

- Социально-бытовые ситуации: детишки, колечки, ручки, ножки, батареи. Да и не только детишки. Недавно взрослый умудрился засунуть в кровать ногу, а потом упал, перевернулся и вывернул её, спасатели его вытаскивали. Бывают случаи и курьёзные, и опасные одновременно. Например, в 20-градусный мороз маленький ребёнок закрывает курящую маму на балконе, а она в одном халатике. Это как? Через полчаса стояния на балконе уже не смешно… Суициды относим к социально-бытовым, и хотя мы не профессиональные переговорщики, убеждаем, уговариваем, иногда ловим кого-то в последний момент и сдаём работникам скорой медицинской помощи. Бывают парализованные, больные, потерявшие сознание. И погибшие, к сожалению, бывают. Бестолковым открыванием двери, когда кто-то потерял ключ, мы не занимаемся. Только тем, что связано со спасением людей или предупреждением какой-то чрезвычайной ситуации. Потому что порой бывает так, что мамочка пошла вынести мусор, газ включен, дверь захлопнулась – и караул…

- У вас должны быть железные нервы. А какие ещё качества нужны спасателю?

- Принцип работы спасателей основан на принципах гуманизма и сострадания к человеку, но при этом он не должен пропускать через себя всю эту боль. Как медик, так и спасатель, должен чётко видеть, что он должен сделать и чем может помочь. Если мы участвуем в масштабных чрезвычайных ситуациях, если боль каждого человека пропускать через себя, то спасатель после первой же такой ситуации будет утерян, как профессионал. Это немаловажно и, кстати, не все с этим справляются. У нас были случаи, когда пройдя все отборы, человек не смог справиться со стрессовой ситуацией.

- Это когда в ДТП людей из машин вырезают?

- Бывает и такое. На днях была такая ситуация: на машину, в которой ехали двое мужчин, упала труба на трассе, всех переломала, все в крови, но были живы. Нелепый случай: проехали бы секундой раньше или позже – этого бы не случилось. И потом – все мы родители, и очень тяжело, когда в таких ситуациях оказываются дети…

- Вы лично участвовали в спасательных операциях, что больше всего запомнилось?

- Лёгкой работы здесь не бывает, каждая сложна по-своему. Например, разрушение зданий в Троицке – это одно, а в Магнитогорске – совершенно другое. По эмоционально-психологической нагрузке больше всего запомнился Нефтегорск, где в 1995 году произошло землетрясение. Весь посёлок рассыпался, и когда всех пострадавших вытащили, его просто ликвидировали, сравняли с землёй и поставили обелиск. Запомнилось наводнение в Кургане, это были героические работы, очень серьёзные. Нам при становлении службы повезло: нас сразу же окунули в масштабные и серьёзнейшие операции, где мы набрались опыта и многому научились.

- Что вас больше всего беспокоит, как руководителя?

- Самая острая проблема – это неравный социальный статус федеральных, областных и муниципальных спасателей. Федеральные спасатели имеют право на льготное пенсионное обеспечение: при стаже 15 лет могут с сорока лет пойти на пенсию. При равных условиях, равных требованиях мы такого права лишены, хотя количество выездов на спасработы у областных и муниципальных спасателей больше, чем у федеральных. Это несправедливо и необоснованно совершенно. Все же понимают, что до 50 лет в спасательной службе могут дотянуть лишь отдельные индивидуумы. Ну, допустим, человек дотянул, нормативы все выполняет, а потом не может – и мы должны выгнать его на улицу? А куда ему идти? Он остаётся без средств к существованию. И профессионал такого уровня, отдав столько сил, здоровья и эмоций на защиту населения, на служение государству, остаётся никому не нужным. Это одна из глобальных проблем, и она должна быть решена на федеральном уровне. В 2010 году Сергей Шойгу пообещал на всю Россию, что решит этот вопрос, но пока ситуация не изменилась.

- Может, через областных законодателей продвигать этот вопрос?

- Всё это продвигается, но, к сожалению, погибает на федеральном уровне. И, конечно, беспокоит нас несоответствие зарплаты. Зарплата обычного водолаза гораздо выше, чем спасателя первого класса, который кроме водолазной, имеет ещё 6 специальностей. Сопоставляя ситуацию с армией и полицией, считаю, что спасатель 1 класса должен получать от 30 тысяч, а не 20-22, как сейчас.

- У вас есть мечта или пожелание на будущее?

- Хотелось бы, чтобы были понимание значимости службы на всех уровнях, нормальное финансирование и решение социальных вопросов, касающихся спасателей. Пока к спасателям со стороны государства серьёзных нареканий нет. Хотелось бы, чтобы и государство выполняло в отношении спасателей все свои обязательства, и тогда у нас будет любовь, дружба и полное взаимопонимание…

Материал подготовила Римма Галимханова



 

Почтовая рассылка

Подпишитесь на информационную почтовую рассылку, и о всех новостях нашего лагеря Вы узнаете первым.

Подписаться на рассылку...

Вопросы - Ответы

Ответы на часто задаваемые вопросы Вы можете найти в рубрике "Вопросы - Ответы". Вы, также, можете задать свой вопрос администрации лагеря воспользовавщись этой ссылкой.